Вторник, 17 августа 2021 16:45

«Свои законы». Почему в Акмолинской области волокитят дело о гибели участкового? (ВИДЕО)

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

В ноябре 2020 года на трассе Атбасар-Екатеринбург в результате ДТП погиб участковый Бастауского сельского окурга Мади Кадыров.

Родные погибшего участкового настаивают, чтобы расследование обстоятельств аварии было взято на особый контроль. Они уверены, что все препятствия в доступе к материалам дела со стороны дознавателя ДП Акмолинской области, одностороннее исследование обстоятельств дела, многочисленные нарушения допущенные полицейскими Атбасарского района преследуют определенную цель, увод от уголовной ответственности виновного по их мнению лица, водителя грузового автомобиля MAN.
Но самый вопиющий факт, который даже у несведущего в законах человека, может вызвать когнитивный диссонанс то, что находчивые Атбасарские полицейские при составлении протокола осмотра места происшествия определили в статус понятого, этого самого водителя большегруза, второго участника ДТП.
Как это вообще можно уразуметь? Ведь, выбрав понятым второго участника ДТП – полицейские, работавшие на месте, наделили вероятного виновника аварии правами участвовать в производстве следственных действий на месте ДТП, делать заявления и замечания по следственным действиям с занесением в протокол, знакомиться с протоколом следственного действия и приносить жалобы на действия органа уголовного преследования.
Уважаемые зрители, теперь просто задайтесь вопросом, какова вероятность, что возможный виновник аварии со смертельным исходом, как бы это дико не звучало – являясь понятым, останется беспристрастным? К примеру, будет ли он делать заявления и замечания, если заметит, что полицейские своими действиями пытаются увести от ответственности его самого, и выставить виновным погибшего водителя подтасовывая факты на месте ДТП, при составлении протокола и схемы? Пойдет ли он писать жалобы на полицейских, которые помогли ему избежать наказания?
Причем, прокуратура Акмолинской области считает, что участие водителя в качестве понятого не повлияло на достоверность полученных фактических данных. Но в то же время, надзорный орган в своем ответе соглашается с нарушениями и сообщает, что по факту привлечения участника в качестве понятого в отношении руководства отдела полиции Атбасарского района и дознавателей прокуратурой Атбасарского района за нарушение норм УПК внесено представление по устранению выявленных нарушений законности и недопущению их впредь. (вставить вырезки из ответа прокуратуры) Интересно, законники сами подтверждают что в деле имеются нарушения не в пользу погибшего водителя, но в то же время ничего страшного они в этом не видят.
В своих заявлениях во всевозможные инстанции, родные погибшего Мади Кадырова как раз и указывают на многочисленные нарушения норм УПК при составлении схемы ДТП, из-за которых дознание не могут завершить должным образом. Они считают, что изначально второму участнику ДТП и понятому в одном лице, отдано предпочтение при составлении протокола осмотра и схемы места происшествия, в связи с чем, они не соответствует друг другу, и имеют явные противоречия и неточности.
Сразу после похорон, сестра погибшего производила съемку на месте аварии. Трасса сухая и непонятно, куда делись следы жидкости на месте столкновения, указанные в схеме ДТП. (ВИДЕО вставить, где снимают трассу).
Помимо этого, немало вопросов вызывают показания второго участника. Отец погибшего как водитель с большим стажем не согласен с доводами дознавателя ДП Акмолинской области о том, что машина покойного сына выехала на встречную полосу. Он уверен, что Жигули 14 модели, которой управлял его сын, по габаритам намного меньше и никоим образом не могла сместить грузовой автомобиль MAN с прицепом. При этом сам водитель большегруза утверждает, что повернул руль вправо, но не смог объяснить каким образом его автомашина оказалась в кювете слева вместе с машиной погибшего.
Теперь посмотрите на фото, сделанные сразу после столкновения. Большегруз MAN двигался в сторону Атбасара и если, согласно версии дознания Жигули выехало на встречную полосу, а водитель грузовой машины с его же слов повернул вправо, тогда каким образом обе машины оказались в кювете в левой стороны относительно движения большегруза? Какой из автомобилей вероятнее всего выехал на встречную полосу и мог сместить встречный автомобиль, сохранив свою траекторию движения?
Конечно же, на все эти вопросы, достоверные ответы могла дать запись с видеорегистратора, которые установлены на всех большегрузных автомашинах, следующих на дальние расстояния. Отец погибшего рассказывает, что в день аварии видел след от видеокамеры на лобовом стекле автомашины MAN, но будучи в шоковом состоянии, не подумал произвести фотографирование, надеясь на объективное расследование дела. Стоит ли говорить, что водитель большегруза впоследствии заявил, что видеорегистратор у него отсутствовал.
Странным образом, именно в тот день оказались нерабочими и камеры расположенные на железнодорожном переезде неподалеку от места аварии, с помощью которых можно было бы отследить примерную скорость движения грузового автомобиля.
В начале июля о ДТП в Атбасарском районе Акмолинской области рассказали центральные каналы страны. После широкого общественного резонанса, родные погибшего получили, как было сказано выше весьма противоречивый ответ из областной прокуратуры.
Первый заместитель прокурора Акмолинской области В. Малахов одновременно дает указание принять меры по пресечению волокиты досудебного расследования, тем самым подтверждая ее наличие, и в то же время не реагирует на требования родных о доступе к детализации звонков погибшего участкового.
Мади Кадыров более 10 лет проработал в правоохранительных органах и ушел из жизни в служебной форме. Без отца остались трое несовершеннолетних детей. По словам супруги участкового, в ту ночь, когда случилось ДТП, он ехал на вызов. Дочка погибшего также рассказывает, что в тот день к ним домой приходили люди, которые стучали в окна и искали участкового, возможно, они дозвонились на мобильный, после чего он выехал на вызов. Однако, в Департаменте полиции Акмолинской области всячески отрицают этот факт, заявляя, что погибший полицейский на момент гибели не был при исполнении служебных обязанностей.
Прояснить этот момент можно с помощью детализации входящих и исходящих звонков, смс сообщений, в том числе с WhatsApp, выяснив, был ли на самом деле служебный вызов, разыскать звонивших людей и допросить их в качестве свидетелей. Но родные Мади Кадырова до сих пор не могут добиться от дознавателя детализации в распечатанном виде за подписью и печатью оператора телефонной связи. Они не доверяют той детализации, которую им предоставили в полиции, так как составлена она практически вручную через компьютерную программу и там при желании можно было указать любую информацию, угодную следствию.
В этой части ответ областной прокуратуры тоже удивляет. В своем ответе на жалобу первый заместитель прокурора Акмолинской области В. Малахов поручает органу следствия провести дополнительный осмотр места происшествия с составлением новой схемы ДТП, в том числе следственный эксперимент. Также он поручает принять все меры по воссозданию картины происшествия и по новым исходным данным провести повторную автотехническую экспертизу. Вот только восстанавливать WhatsApp и детализацию звонков мобильных устройств погибшего как того требуют родные, никто не торопится.
Что касается самого ответа, по нему уже написано возражение, так как родные не согласны с назначением новых следственных действий в виду их нецелесообразности. ДТП произошло поздней осенью, так, каким образом может быть восстановлена картина и детали происшествия спустя 10 месяцев, когда не совпадают ни время года, ни погодные условия. В данном случае назначение проверки и уточнение показаний на месте противоречит нормам ст. 257 и 258 УПК РК.
Родные ходатайствуют о признании первоначальной схемы места происшествия и протокола осмотра недопустимыми доказательствами, в виду многочисленных нарушений.
Также, с декабря 2020 года они настаивают на отводе дознавателя, который занимается данным делом из-за ненадлежащего и необъективного расследования. Родные утверждают, что помимо волокиты, в том числе и с детализацией звонков, он неоднократно отказывал в ознакомлении с материалами дела. К примеру они до сих пор не могут получить фотографии с места ДТП в оригинальном формате.
Кроме того, орган дознания вернул автомобиль второму участнику ДТП, в то время пока обжалуются предыдущие заключения экспертов и не принято решения по делу. Раньше грузовой автомобиль стоял около здания полиции Атбасарского района, теперь его там нет. Интересно, почему полицейские уверенно решили, что автомобиль, участвовавший в ДТП больше не понадобиться для дополнительных или повторных экспертиз?
Пока родные погибшего участкового Мади Кадырова переживали трагедию, водитель большегруза уже вовсю делился историями в соцсетях, не вспоминая об аварии. Сикрин с публикациями сделала сестра погибшего Аягоз Кадырова, которая намерена доказать, что в аварии с участием ее брата достаточно темных пятен, о чем свидетельствуют многочисленные нарушения, на которые необходимо пролить свет.
Вот только многочисленные препоны со стороны правоохранительных органов, в том числе и бывших коллег Мади Кадырова, мешают его родным достучаться до истины и доказать что участковый погиб по вине водителя большегруза и находился при исполнении служебных обязанностей.
Категоричную позицию областного департамента полиции в этом вопросе, они объясняют тем, что буквально за пару недель до гибели Мади Кадырова, в г. Щучинск в ДТП, также погибли двое участковых. Возможно, третий случай гибели полицейского в ДТП при исполнении, был бы уже перебором и мог отразиться на высшем руководстве.
Более того, по словам родных, служебная машина, которую участковый постоянно ремонтировал за свой счет в тот день снова была на ремонте у одного из жителей г.Атбасар. Если бы был поднят вопрос, почему участковый на момент гибели при исполнении служебных обязанностей передвигался на личном автотранспорте, при проверке могли бы всплыть нелицеприятные факты по поводу финансирования содержания служебного транспорта участковыми и расходах на ГСМ, о которых нам всем известно. Но это уже другой вопрос.


Адиль ТУЛЕПБЕРГЕНОВ
Илья ШАКИРОВ

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 697 раз
© 2013-2021 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия"

Наш партнер - Platon.asia - новости и аналитика в Казахстане

Яндекс.Метрика